Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вот в этих нотах я не абсолютник (список заголовков)
01:50 

Запах "но"

...to be him, to never relax, to never fit in, to never be wrong, to never be wanted, to never stop.
Юная актриса, получившая роль в обмен на собственную чистоту, сидит перед трельяжем в нижней рубашке - уже не она сама, ещё не героиня - и расчёсывает спутанные длинные волосы. В гримёрке зябко, остро пахнет искусственными лимонами и сладковато - мокрым деревом: старуха-уборщица прошлась тряпкой по паркету, пытаясь убить плесень. По коридорам из зала тянет чем-то пряным - а, может, это режиссёр курит кальян и развлекается на деньги с распроданных билетов в ярком, душном кабинете. Единственный раз, когда актриса была там, экзотическая обстановка показалась ей удивительно богатой, но любой другой гость сразу понял бы, что пёстрые ткани, цветное стекло и обманчиво золотой металл - китч и пыль в глаза, обман всех и самого себя. В большой репетиционной с месяц назад обвалилась штукатурка, но никто не торопится это исправить; вонь подгнивающих досок въелась в костюмы, в стены, в волосы и кожу. Гримёрку освещает маленькое окно, выходящее в тяжёлое серое небо. Возможно, это последнее представление, которое даст театр, и, вопреки или благодаря этому, этим вечером девушке хочется отдать игре себя всю. Она поджигает свечу, бросает на нагревающуюся жестянку кусочек взятой из кабинета украдкой смолы, смотрит из-под бесцветных ресниц на нездорово бледное отражение, и по комнатке вьётся непривычно тёплый ладан, почти не напоминающей о - несколько лет и целую вечность назад - воскресеньях в церкви и родительских объятьях.

L’Orpheline, Serge Lutens. Честная физическая хрупкость, но под экстерьером есть нечто тёмное и опасное, то, что лучше не пробовать ломать. Болезненность, неправильность, ощущение "что-то не так, как должно быть". Несовременность - не в смысле "где ты выкопал это старьё", но нежелание догонять, некоторое безвременье. Кожа так не пахнет, но, спасибо животным компонентам, запах вплетается в собственные, не глушит их и сам не теряется.
Вопреки до странности многословному описанию, аромат не обязан быть женским - просто чисто ментально, на мой взгляд, мало какому мужчине подойдёт.
Пост так долго был черновиком, что наступило лето. Имею сказать, что Сирота лето терпит в сочетании цитрусов и мускуса, и всё же лучше её не звать, если стоит совсем безвыходная жара. И свежий воздух очевидно выигрывает у помещений - что бы на вас ни было.

Слушать: вокальные циклы вроде Winterreise Шуберта, 7 стихотворений Блока Дмитрия Дмитриевича, Harawi Мессиана, Sicut umbra... Даллапикколы; музыку Офелии из Гамлета того же Дмитрия Дмитриевича (тихий клавесин на фоне струнных басов в сцене смерти, мм); колыбельные на чуть недонастроенном пианино; спокойные, холодноватые песни вроде Grau, Das Vögelchen, Lolita, Ballade vom ertrunkenen Mädchen, Das Blanke Wesen Meret Becker.



Смотреть: тощих сумрачных девочек.

@темы: Вот в этих нотах я не абсолютник

20:42 

Burn with me

...to be him, to never relax, to never fit in, to never be wrong, to never be wanted, to never stop.
Итак, L'incendiaire маэстро Сержа, наблюдения профана в окружении разного рода и разной образности ассоциаций.
Пробы делались на локтях, спреем - но медленным, больше на вытек похожим. На ночь. Как сел, так и остался: у кожи аромат вибрирует сплавом смол, но принципиально не меняется. На утро ослаб, чуть ушёл в фирменный ладан - всё равно монолит. Чёрный куб из Космической одиссеи. К следующему вечеру - afterimage.
Поджигатель сам не горит - условия не те. Никаких переливов - некуда. Под первоначальным свежим асфальтом, нельзя забывать, в нескольких сотнях километров вниз начинается мантия: температура та, при которой камни плавятся, давление соответствующее, почти неподвижность и никакой возможности загореться.
А в воздухе вокруг вскоре начинаются чудеса. В отполированных гранях монолита мелькают изображения: минут десять дымного кострища, обугленная попытка самодельной сахарной карамели, кальян на пряном меду (к слову, цветов в упор не слышал, но, кажется, мелькнула гвоздика-специя). Сперва жжём коньячные бочки, потом - средневековые книги.
Вроде сладкий, но не гастрономически и с постоянным жёстким, горьким, злым подтоном. Не человеческий, но земной. Тёмный, глухой, предельно горячий - не почувствуешь, насколько, рецепторы на то не рассчитаны. Давящий - кому-то может оказаться слишком, а я сам тяжёлый, почему бы не добавить ольфакторного впечатления у окружающих.
Вы на дне. Расслабьтесь. Горите.

Слушать: тремоло контрабаса, горловое пение, православных октавистов, The Feast от команды Prostecutioner и 1.8.7. Deathstep... чем ниже, тем лучше.



Смотреть: как течёт лава.

@темы: Вот в этих нотах я не абсолютник

Огонь!

главная